Интервью Руслана Чинахова и Льва Ярославцева

Интервью Руслана Чинахова и Льва Ярославцева

 На рубеже тысячелетий, когда профессиональный пул только зарождался в России, чемпионы мира и Европы в этой бильярдной дисциплине воспринимались как люди с другой планеты. Поверить, что и наш соотечественник в обозримом будущем станет медалистом крупного турнира, было довольно сложно. Да что там сложно — невозможно.

Прошло не так уж и много времени, а напротив нас в редакции сидит чемпион Европы Руслан Чинахов, ставший первым в «девятке» на континентальном турнире. Пришел Руслан не один, а в компании нашего доброго друга, постоянного эксперта «МК» — руководителя подразделения пула в России Льва Ярославцева. Вот у двух этих столпов отечественного пула мы и попытались выяснить, как же удалось добиться столь стремительного прогресса.

«Удалось привлечь лучшего тренера в мире»

— Руслан, ты уже приучил своих поклонников к приятным новостям со спортивных арен. Чем порадуешь на этот раз?

— На прошедшем в Португалии чемпионате Европы по пулу сборная России впервые в истории заняла в командном зачете первое место, которое разделила с финнами. Мы выступили достойно и качественно, и можно говорить о правильности выбранного в России курса по развитию пула. Ребята, еще вчера побеждавшие на детском уровне, сегодня куют медали на взрослом. Максим Дуданец, завоевавший «серебро», всего 18 лет от роду. Кристина Ткач во второй раз стала чемпионкой Европы, являясь при этом первым номером рейтинга. С медалью вернулись и Наталья Сероштан, и я.

— Ребята у нас в сборной молодые, но так давно на слуху, что создается впечатление, что, кроме названных выше медалистов, в российском пуле больше никого нет.

— Максим Дуданец — чем вам не новое имя во взрослом пуле? А то, что многие имена давно известны, — так и должно происходить. Надо начинать лет с 10–11. Я сам переехал в Москву из Петрозаводска в 12, а в 11 уже принимал участие в крупном международном турнире в Венгрии. Переходя из одной возрастной категории в другую, накапливают бесценный опыт, и получается, что к 18 годам игрок уже много лет на виду.

Лев Ярославцев:

— Повезло, что к работе со сборной России удалось привлечь, пожалуй, лучшего тренера в мире — голландца Йохана Рюйсинка. Он помогает игрокам выйти на новый уровень. Понимаете, разница между игроком, который принял участие в крупном турнире, и тем, кто этот турнир выиграл, не такая уж и большая. Нельзя, например, сказать, что победитель сильнее проигравшего в два раза: здесь все решает преимущество в каких-то пару процентов. Но для того, чтобы получить эти два процента, и нужен супертренер, который всего несколькими подсказками, способными на первый взгляд показаться несущественными, может помочь тебе добавить этот необходимый для победы минимум. Разница в твоей игре будет минимальна, а в результатах — пропасть.

— Можно ли после чемпионата Европы говорить о доминировании российского пула на континенте?

— Прогресс в игре наших спортсменов очевиден, но по-прежнему очень сильны англичане, у которых в какого игрока ни ткни пальцем — обязательно попадешь в чемпиона мира или Европы. Очень сильны голландцы, у которых мы увели Рюйсинка. Но тут вот в чем дело: англичане на чемпионат Европы практически не приезжают. Национальная федерация Англии не оплачивает их расходы на турнирах, и им элементарно дорого отправляться за свой счет на Евро, где окупить свои затраты едва ли получится. На Евротур, где призовые больше, англичане приезжают гораздо охотней.
У голландцев другой подход: если завоюешь медаль на чемпионате Европы, то тебе автоматически присваивается категория А, обладатель которой получает от Олимпийского комитета страны стипендию в размере примерно 20 000 евро в год. И у нас оплачивают спортсменам всех возрастов поездки на турниры, если на них спортсмены добиваются результатов. Есть для медалистов и специальные стипендии.

Лев Ярославцев:

— Последнее время Федерация бильярдного спорта России под руководством Павла Завального очень много делает для стабильного выступления наших лучших спортсменов на мировых соревнованиях. При этом надо сказать, что благодаря усилиям Московского союза бильярдного спорта у нас есть одна из лучших спортивно-тренировочных баз.

— Рано или поздно голландец уедет из России…

— Здесь есть определенные проблемы. Хватает желающих переманить от нас Йохана. Вот недавно он в Иран ездил, да и других предложений у него хватает. Топовых отечественных тренеров воспитать и вырастить нам пока не удалось. Быть может, года через 3–4 эти наши специалисты добьются выдающихся успехов на тренерском поприще, но сегодня они к этому еще не готовы.

— Лев Ярославцев говорит, что твоя золотая медаль в Португалии — самая «вкусная» из привезенных.

— Лев Николаевич имел в виду, что «девятка», в которой я и стал чемпионом, — самая лихая и непредсказуемая разновидность пула. Здесь не надо заказывать шары, здесь случаются «дураки» (случайно забитые шары. — «МК»), которые любят далеко не все зрители… Именно за эту эмоциональность и скоротечность партий «девятку» можно назвать главной дисциплиной в пуле. Победитель «девятки» автоматически попадает в список топовых пулистов и получает приглашения на крупнейшие турниры по всему миру. И вот со второй попытки мне это «золото» покорилось. Впервые в финале я играл еще в 2009-м, когда в контровой партии уступил голландцу Ван Ден Бергу, которого на том турнире тренировал Рюйсинк. Как он тогда радовался — и как его хотелось за это убить!.. (Смеется.) Вот теперь и мне удалось взойти на верхнюю ступень пьедестала.

— Какой матч стал самым сложным на чемпионате Европы?

— Это был вовсе не финал, а четвертьфинал в «девятке». Выход в полуфинал по сути гарантирует медали, а я до этого в Португалии проиграл в трех четвертьфиналах — «восьмерке», «десятке» и командном зачете. Поражение и в этом четвертьфинале стало бы сильнейшим ударом. В соперниках был мой старый приятель — грек Алекс Казакис, которого удалось переиграть.
«Следующая ступень — победа на чемпионате мира»

— Были какие-либо особенности в подготовке?

— Я давно шел к этому титулу, мечтал его завоевать. Сезон прошел я довольно ровно, так что к Евро точно понимал, что и как необходимо делать. Была и уверенность в собственных силах: я понимал, что могу обыграть любого из возможных соперников. В психологическом плане очень важна была и победа зимой в Америке. Пришло и осознание того, что соперники боятся меня не меньше, а даже больше, чем я их. Ехал в Португалию именно за победой. Знаю, что подобный настрой был и у Кристины Ткач, с которой, как и с ее отцом, мы дружим.

— Добыто «золото» чемпионата Европы. Что дальше?

— Чемпионат мира.

— А это достижимо?

— Еще несколько лет назад подобное было сложно даже представить, но сегодня это вполне выполнимая задача. Тем более я уже дважды брал взрослую «бронзу» на мировых чемпионатах, еще когда мне не было и 18 лет. Вся моя карьера развивается скачками. Сначала — прыжок, когда ты забираешься не неведомую до этого высоту, а потом — осознание случившегося. С каждым новым скачком ты оказываешься на все более высоком уровне, а процесс адаптации на нем занимает с каждым разом все больше времени. Между первыми успехами на детском уровне и победой в чемпионате страны прошло не так много. А вот между моим первым финалом в «девятке» и победой прошло целых 8 лет. Какие глобальные задачи ставлю перед собой в бильярде? Для себя я давно это сформулировал: хочу по итогам карьеры стать легендарным игроком. Не только считать себя лучше всех, но и быть таким.

— Перед победным финалом была осечка в стрейт-пуле. Не идет во вред участие сразу в нескольких дисциплинах?

— Мы стараемся выступать в разных зачетах. Вот у сборной Германии иная тактика: сначала приезжает одна команда, выступает в своих дисциплинах, а затем на турнире ее сменяет следующая, игроки которой играют в своих. Но наша универсальность объясняется скорее не тактическими задумками или хитростями, а недостатком конкуренции. Если в Германии история пула и его развития насчитывает много десятилетий, то у нас в стране пул активно развивается меньше 20 лет. У нас просто отсутствует прослойка средних игроков как таковых. Тех ребят, которые без ущерба для командного зачета могли бы достойно выступить на крупнейших соревнованиях. Российские игроки — это либо топовые пулисты, либо начинающие. Вот и приходится нашим топам участвовать в разных дисциплинах. Для понимания приведу такие цифры: чтобы стать чемпионом Германии, игрок должен преодолеть соперничество более чем сотни соперников очень высокого уровня. У нас же на всю страну просто не наберется 100 профессиональных игроков в пул.

Лев Ярославцев:

— Иногда нас спрашивают: сколько игроков принимает участие в чемпионате России? И нам бывает даже немного стеснительно говорить, что 30, ну, может, 60. У нас, стыдно признаться, нет даже 10 топовых пулистов. Зато работа настроена персонально, лучший тренер находит индивидуальный подход к каждому сборнику, что положительно отражается на результатах. Напомню, что очень важно попасть в элиту, и этот путь нашим ребятам удается проходить. Если же говорить о благополучных в плане развития пула европейских странах, то у них точечный подход, подобный нашему, не используется.

— С конкуренцией понятно, но не мешает ли участие в разных дисциплинах на том же чемпионате Европы? Все же разные правила, разные тактика и стратегия игры…

— Вовсе не мешает. Скорее изматывает. Чемпионат Европы — трехнедельный марафон, в ходе которого ты практически все время находишься за игровым столом. Но подобных турниров совсем немного, так что ничего страшного. А что касается разных видов, то все они нам хорошо знакомы, и проблем с «переключением» с одной разновидности пула на другую нет никакой. Если обратите внимание, то обычно во всех дисциплинах побеждают одни и те же люди — это просто хорошие бильярдисты, примерно одинаково играющие что в «девятку», что в «десятку».

— Так что национальным федерациям важнее: топы или массовость?

— Конечно, топы. Это медали, титулы, успехи, которые влекут за собой уважение, внимание, увеличение финансирования. Но и в плане массовости отечественный пул не стоит на месте. Если еще несколько лет назад я или Костя Степанов могли особо не переживать за конкуренцию на внутренних соревнованиях, то теперь уже появились достойные соперники, которых просто так не обыграть. А осенью в Москве пройдет детский чемпионат мира, который, надеемся, даст мощный импульс развитию пула в стране.

Лев Ярославцев:

— Предыдущие несколько подобных турниров проходили в Китае. Помню, как приезжали туда и поражались спартанским условиям: играли в обычной школе. А теперь там появился целый центр с множеством столов, занятых круглый день. Число играющих в пул в маленьком городке превышает 30 000! А как шутят сами китайцы, в стране у них играет аж 60 миллионов человек. Не профессионально, ради удовольствия. Надеемся, и мы добьемся в плане массовости ощутимого прогресса после домашнего мирового первенства.

  По материалам: МК
Комментарии: прокомментировать
Просмотров: 71

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter