Десантавры

мнение

"Бильярд Спорт", Июль-Август (2007)

Отцы и дети

Десантавры


Дмитрий Ляховский

Грядет 2 августа – День Воздушно-десантных войск, одного из наиболее спортивных родов войск. Все в курсе, какие чудеса демонстрирует «небесная пехота» в этот день, но мало кто знает, что ровно 40 лет назад форма ВДВ стала такой, какой мы ее знаем и любим – у десантуры появился голубой берет и тельник! В следующее десятилетие, в 1970-е годы, когда «Войсками Дяди Васи» командовал легендарный десантник №1 – Герой Советского Союза, генерал армии Василий Маргелов, впервые в мировой практике было совершено десантирование внутри боевой техники. У истоков этого прорыва стоял Герой России, полковник запаса Александр Маргелов – сын Десантника №1.

С кавалером орденов Красного Знамени и Красной Звезды Александром Васильевичем мы познакомились на первом турнире по русскому бильярду среди Героев СССР и РФ, который прошел весной по инициативе журнала «Бильярд Спорт», Российской Ассоциации Героев и Фонда Героев им. генерала Е.Н. Кочешкова. Среди 25 боевых Героев в турнире участвовал легендарный космонавт Павел Попович, чью грудь украшают две Звезды Героя (подробнее см. статью «Звездные» игры» — журнал «Биль-ярд Спорт», №3’2007 г., стр. 54). Одним из его партнеров некогда выступал и сам Василий Филиппович Маргелов, который четверть века командовал ВДВ и олицетворял целую эпоху. Теперь же, на турнире, космонавт мог общаться с его сыном — Александром Маргеловым, который является мировым рекордсменом по десантированию вместе с боевой техникой.

«Музей Бати»

Александр Маргелов ушел в запас в 1996 г. в самом выдающемся звании русской армии — полковника. А чуть позже, в том же году, за работу 20-летней давности по созданию новых средств и способов десантирования был представлен к званию Героя России. Сейчас Александр Васильевич работает главным экспертом департамента безопасности ФГУП «Рособорон-экспорт», не так давно создал Фонд содействия ВДВ и войскам специального назначения имени Героя Советского Союза генерала армии Маргелова.

А в начале 1990-х годов в квартире отца Александр Васильевич с братом-близнецом Василием создали «музей Бати». Свыше 2 тыс. человек наверняка уже посетили мемориальную квартиру на Сивцевом Вражке. Приходят совершенно разные люди — военачальники, офицеры, бывшие и находящиеся в строю десантники, ветераны войск специального назначения и силовых структур, кадеты и суворовцы, политики и военные — от солдата до маршала, от школьника до генерального директора. И не только россияне — европейцы, американцы. Раз в неделю, а то и чаще, точно гости бывают.

И это понятно — «Дядя Вася» не только развил первую в мире теорию применения советских ВДВ, но и успешно воплотил ее на практике. Это был тот самый редкий случай, когда командующий нашел свои войска, а войска — своего командующего. Маргелов-младший, внешне сильно похожий на отца, давно хотел создать более полноценный музей памяти отца в Москве. В столицу приезжают чаще, чем в Рязань, где есть музей истории ВДВ с экспозицией, посвященной легендарному «Дяде Васе», или в Екатеринбург, где действует музей ВДВ «Крылатая Гвардия». И в этом году Центральный музей Вооруженных Сил при содействии Фонда Героев создает музей Героев — он будет открыт ко Дню города. Скорее всего, Александр Васильевич передаст свой музей туда. Будет отдельная экспозиция, посвященная семье Маргеловых. Так что этот наш визит, не исключено, был одним из последних среди многочисленных посещений кабинета-музея легендарного человека на Сивцевом Вражке.

И то сказать — на примере беззаветного служения Родине одного только Маргелова-старшего выросли многие поколения «крылатых гвардейцев». Имя генерала носят улицы в Омске, Пскове, Улан-Удэ и Туле. Его именем названы Нижегородский кадетский корпус и кадетский Сергия Радонежского духовный корпус в Ростове Великом. Что ж, он и сам был президентом Федераций самбо и карате, а после запрета последнего по его указанию в войсках начал широко культивироваться армейский рукопашный бой. И можно себе представить, как «выделывались» десантники во время его посещений подразделений. Они знали: если «Дядю Васю» чем-то удивить, ценный подарок или отпуск будет точно! Василий Филиппович всегда говорил: «ВДВ — это мужество, стойкость, успех, натиск, престиж».

При всем этом позировать портретистам не любил. Сохранились только фото, по которым художники писали его портреты.

Кием по спине за игру в поддавки

Генералы армии в отставку не уходят — это пожизненное звание. Даже перестав быть командующим войсками, по достижении 70 лет в 1979 г., Василий Филиппович служил в группе генеральных инспекторов при министре обороны и курировал десантные войска. «Пока он мог, пока позволяло здоровье, он ездил и по училищам, и по дивизиям и беспрестанно консультировал, принимал экзамены и всячески способствовал повышению боеспособности и имиджа ВДВ, — вспоминает сын. — Вся его жизнь была посвящена развитию ВДВ СССР. Зато то, что он создал, до сих пор не удалось развалить».

Александр Маргелов и сам, будучи офицером ВДВ с 1971 г. и проходя службу в Научно-техническом комитете ВДВ лейтенантом на подполковничьей должности, по 7-8 месяцев находился в командировках — это и боевая подготовка, и главное — личное участие в экспериментах по десантированию. Ну не зря же Александр Васильевич является абсолютным рекордсменом мира по десантированию с боевой техникой, трижды приняв участие в опасных экспериментах! Он закончил Московский авиационный институт (МАИ) и Рязанское училище ВДВ, которое воспитало 44 Героя Советского Союза и 63 Героя России и сейчас носит имя его отца.

Генерал останавливался обычно в так называемом домике командующего, гостиницах для приезжих — а там всегда стояли бильярдные столы. «И, кстати, накануне нашего десантирования он до позднего вечера рубился с моим товарищем Щербаковым в бильярд. За то, что поддавался, Леонид получил кием по спине! — вспоминает Александр Васильевич. — Так что наша победа, можно сказать, окрашена игрой, состоялась под знаком бильярда».

Постоянных партнеров у «Бати» из-за бесчисленных командировок не было. Сын тоже соблюдал субординацию и с командующим ВДВ за один стол не вставал. На вопрос о том, помогал или мешал статус отца в его собственной карьере, Александр Васильевич прямо говорит, что факт попадания в Научно-технический комитет — заслуга отца, но вот все дальнейшее, во что это вылилось — это уже личная заслуга, риск собственной жизнью. Завидовать десантированию внутри боевой техники могут только люди, совсем не представляющие, какой это экстрим. Александр Васильевич — единственный человек в ВДВ, имеющий за плечами опыт десантирования внутри трех разных комплексов. Еще два других офицера десантировались в двух комплексах, остальные — в одном. Эти эксперименты наглядно убедили всех, даже самых отчаянных скептиков в том, что это возможно.

«Крепкую породу узнают в боях»

В мемориальной квартире, в которой слышен звон колокольни Храма Христа Спасителя, повсюду охотничьи трофеи (лось, кабан, рысь) — «Батя» страстно любил охоту и охотился при всяком удобном случае, особенно любил псковские леса.

Неоднократно он привозил домой с охоты диких животных, отбившихся от матери. Даже в московской квартире у него в разное время жили маленький кабанчик и медвежонок. Мишку, кстати, позже отдали в десантную роту, где он, повзрослев, виртуозно преодолевал полосу препятствий вместе с солдатами. А те, в свою очередь, делились с ним едой и баловали сладким. Отражено в музее и другое хобби человека-легенды — он был заядлым грибником.

Сын создал даже отдельный Рыцарский охотничий зал («РОЗА») с русскими, литовскими, казахскими рыцарями, всевозможными сувенирами, связанными с темой рыцарства и охоты: рога, ножи с рукоятками из козьих копытец, кинжалы.

Василий Филиппович Маргелов родился 27 декабря 1908 г. по старому стилю в Екатеринославе (Днепропетровске) и всегда отмечал день рождения по старому стилю. Там ему поставлен памятник, на берегу Днепра. Правда, форсировал он Днепр в другом месте — в районе Херсона в 1944 г. по разработанному им замыслу — дерзко, решительно, с минимальными потерями, за что и получил звание Героя СССР.

Экспозиция начинается с раздела, посвященного родителям командующего. Отец Филипп Иванович — кавалер двух Георгиевских крестов, участник Первой мировой войны, погиб в 1941 г., прикрывая отход партизан в родных белорусских Костюковичах. Мать увидела сына генералом и встретила победу. Жена Анна Александровна — гвардии капитан медицинской службы, хирург дивизионного медсанбата. Два боевых ордена, более 3 тыс. операций на передовой. Дважды в ходе войны оперировала и Василия Филипповича.

О военных подвигах Маргелова можно рассказывать долго. Однако 12 Сталинских благодарностей, китель с 66 наградами и привычка на всю жизнь курить исключительно «Беломор» — говорят сами за себя! Рассказывать о войне он не любил. А если и вспоминал, то мирные эпизоды. Уже после капитуляции фашистской Германии ему со своей дивизией из максимум 10 тыс. бойцов пришлось выступить против, как ему было сказано, остатков танкового корпуса СС. Оказалось — 30-тысячных «остатков», со всей боевой техникой и вооружением! Крах — а эсэсовцы в шортах ходят! «Батя» лично прибыл в штаб корпуса и выдвинул ультиматум — немедленная и безоговорочная капитуляция. Дерзость советского генерала так потрясла фашистских военачальников, что они вынуждены были ему сдаться. А в корпус входили отборные дивизии СС: «Мертвая голова», «Великая Германия», «1-я полицейская СС»! «Построились фрицы для сдачи, вдруг слышу, рассказывал отец, стреляют… оказывается, фашисты стреляли в тех, кто отказывался сдаваться. «Остатки» комендатура забирала две недели. Задания Батя всегда выполнял, но людей при этом берег, хотя и не получил многих боевых наград. Вот и в этом случае он не получил обещанную вторую Звезду Героя. Жизни бойцов важнее, частенько повторял отец», — рассказывает Александр Васильевич.

Уже после войны, будучи командиром 37-го десантного корпуса на Дальнем Востоке, получил выговор «за безрассудную храбрость» от маршала Малиновского (едва ли не лучшего, кстати, игрока на бильярде среди военачальников). Это произошло в начале 1950-х годов.

Один боец «сбрендил», схватил автомат с двумя рожками: не подходи, убью. Комполка и так, и эдак пробовал, звонит «Бате», докладывает: «Будем расстреливать». «Батя» в ответ: «Стой, ждать меня». Подходит, спрашивает:

— Боец, ты меня знаешь?

— Так точно! Не подходите, товарищ генерал, застрелю!

— Ах ты, сопляк, меня фрицы трижды расстреливали!

Подошел, вырвал автомат, сели-закурили, парня комкор спас от верной «вышки». Но доложили Малиновскому, и тот впаял выговор «за безрассудную храбрость».

У командующего — 64 прыжка, несмотря на то, что во время первого же он сломал ногу. С его статусом и восьмью ранениями за три войны прыгать, ясное дело, было отнюдь не обязательно. Но «прыжок не самоцель, а средство вступления в бой», — говаривал Маргелов и подавал личный пример.

«Набекрень береты голубого цвета»

В мемориальной квартире собрана уникальная коллекция знаков отличия, нашивок — всевозможной воинской символики воздушно-десантных родов войск армий разных стран. «Батя их пассивно коллекционировал, пытаясь найти единственно верную символику для ВДВ», — комментирует сын. И нашел-таки!

В 1967 г. были грандиозные учения «Днепр», когда впервые Министр обороны маршал Гречко увидел, что такое ВДВ. В том же году для воздушного парада в Домодедово «Батя» дал указание подготовить берет — малиновый берет. (в следующем, 1968 г., берет стал уже привычным нам — голубым). И в том же 1967 г. появилась десантная тельняшка, до этого сам «Батя» носил морскую тельняшку в память о мужестве и отваге, проявленных моряками, которыми он командовал в конце 1941 г. под Ленинградом и которых противник недаром прозвал «черной смертью».

Стилевые нововведения, надо сказать, проходили не без боев! За легендарный десантный тельник разразились настоящие сражения: на военном совете у Министра обороны Гречко Главком ВМФ адмирал флота СССР Горшков стал выступать, что десантники украли, дескать, у морпехов форму... На что «Батя» отрезал: «Товарищ главком, я сам командовал братишками и знаю, кому что положено!» Раритетные именные береты до сих пор можно увидеть в квартире.

Человек-кремень, живший по принципу: «Нет задач невыполнимых» и сумевший сделать этот принцип девизом ВДВ.

С неба – в бой

И вот «Батя» ставит очередную дерзкую задачу: резко сократить сроки приведения в боевую готовность десанта после приземления! Привычный принцип десантирования (боевая техника выбрасывалась с одного самолета, экипажи — с другого или вслед за техникой) не устраивал командующего ВДВ. Получался большой разброс на площадке десантирования, иногда до 5 км, и собирался десант долго. Вопрос — экипаж вместе с боевой машиной десанта (БМД)! — приобрел остроту и актуальность.

Комплекс с парашютно-платформенными средствами десантирования получил название «Кентавр» из-за реального сходства с мифологическим существом: когда механик-водитель высовывается из люка БМД, действительно смотрится, как кентавр.

«Расправить крылья» мифическому зверю долго не давали. Запрет испытаний обосновывался возможными последствиями действия перегрузок на человеческий организм при приземлении, а главное — отсутствием средств индивидуального спасения… Тогда Научно-технический комитет решил поставить в БМД кресла космонавтов. Именно за счет амортизации кресел обеспечивается снижение ударных перегрузок при приземлении. И в конце 1972 г. ВДВ получили добро! Десантироваться предстояло Маргелову-младшему. Лишь позже он узнал от порученца отца, что тот держал в кармане шинели заряженный пистолет и успел за 20 минут до первого в мире приземления «Кентавра» выкурить целую пачку папирос.

«Я написал рапорт на участие в эксперименте только из уважения и любви к отцу и веры в задуманное им дело», — говорит спустя десятилетия Александр Васильевич. И вспоминает парашютодром Тульской дивизии «Слободка», 5 января 1973 г. Жена Александра Васильевича, Лидия Константиновна, просто не знала, куда он отправляется — очередная командировка, каких было предостаточно. Про то, что чувствовал сам Александр Васильевич до и во время десантирования, было ли ему страшно, спрашивать попросту глупо. Каждый прыжок — преодоление страха. Переступая порог «вертушки» или самолета, ты всегда переступаешь себя, ломаешь свой страх. А в активе Маргелова-младшего — не один десяток прыжков.

«…Вытяжной парашют по команде штурмана вывалился, расправился, набрался сил и стал потихоньку вытаскивать «Кентавра». Как гигантский маятник с центром качания вокруг вытяжного парашюта, машина сначала завалилась на 135° от горизонтали, затем стала раскачиваться с уменьшающейся амплитудой. Раскрылись тормозные, а затем и основные парашюты. Перевернувшись в первый момент вниз головой, мы испытали состояние, близкое к невесомости. В этом убедил невесть откуда взявшийся в машине хлам. Особенно ненужной показалась довольно приличных размеров гайка, «всплывшая» прямо между головами. При приземлении испытали резкий, перекатывающий удар. Головы в шлемофонах мгновенно «выбили морзянку» по заголовникам, и все замерло. Навалилась тишина. Через мгновение мы, не сговариваясь, стали освобождаться от привязных систем. На всех этапах десантирования, приземления, движения, стрельб сохраняли полную боеготовность и доказали, что десантники могут воевать с наибольшим боевым эффектом. Командующий после доклада обнял и расцеловал нас, поблагодарил, а потом стал расспрашивать об ощущениях, — вспоминает Александр Маргелов. — После удачного эксперимента командующий отдал приказ провести аналогичные десантирования во всех дивизиях ВДВ. Я был назначен ответственным за подготовку штатных экипажей. Через какое-то время в нашем бронедесантном 108-м полку, дислоцирующемся ныне в Новороссийске (теперь это горная дивизия №7), уже все до автоматизма было отработано: тревога, машина заводится автоматически, парашютно-реактивная система смонтирована прямо на БМД, и через полчаса — весь полк в самолетах. Советские броне-десантные полки ВДВ действительно смогли в соответствии с девизом вступать «С неба - в бой!».

Десантирование в «броне»

Потом были еще испытания комплекса совместного десантирования (КСД). Предстояло дать ответ на простой вопрос: «Будет ли возможность спастись при отказе куполов во время снижения?» В КСД десантируются сразу шесть человек, составляющих экипаж БМД-1: двое в самой машине и четверо в наружной кабинке на одной парашютной платформе. «Командующий выбрал опытного парашютиста майора Петриченко и танкиста майора Щербакова. Командиром экипажа назначил меня. Август, голубое небо, зелень, лето, тепло, великолепно… и представьте, как прекрасно в этой кабинке сидеть! Бог миловал. Но, к сожалению, конструкция КСД не позволяла при необходимости нормально покинуть комплекс. Поэтому инженер-испытатель Петриченко, выпрыгнувший из кабинки, дал отрицательный отзыв о дальнейшем использовании КСД для десантирования БМД-1 с экипажем», — рассказывает Александр Васильевич.

Впереди предстояли еще более революционные эксперименты! Судите сами: если для загрузки «Кентавра» требовалось 3—5 часов, внизу БМД крепилась тяжелая платформа и передвигалась машина со скоростью не больше 5 км/ч, а отдельно приходилось везти купола, перед самолетом эти пять куполов площадью по 760 м2 каждый швартовать… то следующий комплекс, прозванный «Реактавр» (реактивный «Кентавр»), уже передвигался своим ходом и имел только один купол площадью всего 540 м2, блок из трех двигателей мягкой посадки. Это опять ВДВ у космонавтов позаимствовали парашютно-реактивную систему (ПРС) приземления для улучшения условий посадки. «23 января 1976 г., в день рождения моей матушки Анны Александровны (хотя она меня просила не совершать больше таких прыжков), испытали в Псковской дивизии и комплекс

«Реактавр», — вспоминает Александр Васильевич. — В точке касания скорость должна быть нулевой. Но добиться этого было как раз невозможно. С полметра где-то БМД падала после окончания работы реактивных движков. Ранее на ПРС прыгал пес Буран — неоднократный прыгун, с нормальным потомством. Разбился песик: после выхода из самолета раскрывшийся было купол разорвался пополам, и машина камнем полетела вниз. После этой трагедии из шести наших с Леонидом Щербаковым дублеров осталось только трое. Узнав, что прыгать им не предстоит, они чрезвычайно обрадовались».

Когда прыгаешь на простом армейском «Дубе», с его коротким свободным полетом и длительным зависанием под куполом, когда кажется, что никуда не двигаешься (и только уловив боковым зрением стремительно летящий вниз купол соседа, понимаешь, что спускаешься, и еще как быстро!) — так вот, когда прыгаешь с парашютом Д-6 — тут все ясно. А как прыгать в «броне»?

«Вытяжной парашют извлек комплекс из самолета — опять «маятник» — мгновения снижения на стабилизирующем парашюте — раскрылся основной купол, отложились на предусмотренную длину два телескопических щупа. В момент их касания с землей сработали двигатели мягкой посадки: взрыв, газы, дым! Для проведения эксперимента специально выбирали площадку приземления, где было побольше снега, но Господь Бог приземлил нас аккурат на ледяную дорогу. Каждый бугорок своими жилами прочувствовали — удар был резкий! Тем не менее, это не повлияло на нашу способность управлять машиной. Экипаж выполнил все задания по вождению и ведению прицельного огня», — вспоминает Александр Васильевич.

На парашютодроме 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии Кислово впервые в мире произошел сброс боевой техники вместе с экипажем с использованием ПРС. С 1976 г. «Реактавры» были приняты на вооружение ВДВ. Они позволили резко уменьшить время сбора личного состава и техники на площадке приземления после десантирования.

Звезду Героя Леонид Щербаков и Александр Маргелов получили 20 лет спустя, но уже не Советского Союза, а России. Проще штурмануть небо, чем чиновников!

Стратегическое лидерство

Доклад разведки о наличии в Советском Союзе новых парашютных систем произвел в свое время шок в штабах НАТО. Аналогов «Кентавру» и «Реактавру» ни у кого в мире нет и поныне.

«Когда французы узнали о наших испытаниях, то взяли заключенного-смертника и пообещали выпустить на свободу в случае успеха эксперимента. Но он погиб. У американцев смертельных случаев не было, но люди покалечились, после чего испытания были свернуты. Так что такой опыт есть только у нашей армии, — рассказывает Александр Васильевич. — Американцы в итоге взяли на вооружение другую методику: они заранее готовят площадку для десантирования в тылу противника, делают там ловушки — столбы, с помощью которых технику вытаскивают из самолетов на сверхмалой высоте. Низковысотное десантирование у нас также не однажды демонстрировалось в Тушино — точность высадки гарантирована. Но! Попробуй при внезапной операции подготовить площадку в глубоком тылу противника — это же просто нереально».

Российские парашютно-реактивные системы до сих пор вызывают зависть американцев. VIP-гость Чемпионата Мира по парашютному спорту среди военнослужащих, президент североамериканской компании North American Aerodynamics, Inc., занимающейся производством парашютного снаряжения, Джон Хигенс дал высокую оценку мастерству российских десантников в Рязани. Особый его интерес вызвало как раз зрелище десантирования ПРС. Джон Хигенс заявил, что в США на вооружении такой системы нет, и то, как она действует — впечатляет и вызывает зависть.

Генералу армии Василию Филипповичу Маргелову уже не довелось увидеть конечных результатов его грандиозной идеи. Но пальма первенства по внедрению в ВДВ новых, революционных комплексов десантирования экипажей внутри боевых машин, бесспорно, принадлежит ему!

Сейчас состояние ВДВ Маргелов-младший оценивает как перспективное: «Направление деятельности десантных войск — мгновенная переброска в нужное место. Десантники всегда будут первыми, на острие удара! Все в жизни меняется, меняются задачи, меняются средства. Сейчас, например, на вооружение армии поступила машина БМД-4 нового поколения с облегченным весом и с мощной пушкой калибра 100 мм, бортовыми пулеметами, мощной броней, что значительно повышает боевые возможности ВДВ. И, естественно, при таком мощном вооружении укрытые броней десантники способны на многое. И с таким вооружением, если им, не дай Бог, придется отдать жизнь, они отдадут ее как можно дороже, продержавшись как можно дольше до прихода основных сил… Это первая линия обороны и контакта с врагом!». А инструкции по десантированию, написанные им и его товарищами по экспериментам, используются в десантных войсках до сих пор. Так что герои — они рядом! И Александр Васильевич говорит, что к подвигу надо быть готовым всегда, ежесекундно, потому что это вопрос мгновения!

Гены как они есть

Когда говорят о «кризисе национальной идентичности» или об отсутствии «героев нашего времени» — это значит только невнимательность, неспособность оглянуться вокруг… А достаточно, меж тем, сходить на Сивцев Вражек. Еще и для того, чтобы понять, что такое — мощные гены.


В печатной версии страница №42  | Количество просмотров: 4370  |  Комментариев: 

Оставить комментарии


  • №1  Александр пишет 25 Март, 2008 21:22

    Правильные слова про нашего Батю, Маргелова.

  • №2  andreas пишет 02 Май, 2008 17:14

    игра поддавки - лучшая игра всех времен и народов

  • №3  Олег пишет 23 Май, 2008 15:54

    СЛАВА Василию Филипповичу Маргелову!!!!!!!! Мы можем с гордостью называть В.Ф. Маргелова - НАШ БАТЯ!