Мифы и легенды древней игры. Часть II

история

"Бильярд Спорт", Ноябрь-Декабрь (2008)

Мифы и легенды древней игры. Часть II


Николай Ратозий

Во второй части нашего бильярдного повествования речь пойдет, прежде всего, о версиях возникновения, становления и развития искусства игры на бильярде в России. При этом хотелось бы обратить внимание читателей на проблемы русского бильярда, необходимость написания о нем научно обоснованной истории на базе тех источников, которые уже имеются, как опубликованных, так и архивных данных. Ведь в истории нашего, российского бильярда есть немало интересных страниц, некоторые из которых, безусловно, весьма спорные.

Нужна ли истина в истории бильярда на Руси?
Прежде всего давайте посмотрим, как такое явление, как русский бильярд, отражено в литературе и истории, какие факты, мифы и легенды о бильярде дошли до нашего времени. А главное — попытаемся ответить на вопрос, откуда, когда и кем эта «заморская» забавная игра с шарами была привнесена в жизнь россиян? Скажем прямо — у нас на все эти вопросы пока что нет единственно верного ответа. Сплошные мифы и легенды, а если факты, то, как правило, искаженные.
Возьмем, к примеру, уже известный нам словарь Брокгауза и Ефрона, на страницах которого с 1891 г. можно прочесть всего лишь одну фразу, касающуюся бильярда: «В России бильярд появился при Петре Великом». А как он появился, откуда привезен или его создали собственные мастера в России? Ответ на этот вопрос искали сотни авторов самых различных книг на протяжении 200 лет. И, к сожалению, почти каждый из российских «бильярдопросветителей» по-своему научно излагал свою гипотезу о том, как появился первый игровой стол в эпоху Петра I.
Одним из первых авторов трактовки своей «истины» о появлении бильярда при Петре I в России всегда считался Анатолий Леман. В своей первой книге «Теория бильярдной игры» (1885 г.) и во втором издании с таким же названием (1906 г.) Леман без ссылок на источники авторитетно утверждает, что «Петр Великий познакомился за границей с бильярдной игрой, и она ему так понравилась, что он по возвращении в Россию, между прочим, приказал сделать бильярд для своего развлечения». И здесь же Леман разъясняет, что по примеру Петра I «богатые вельможи также завели себе бильярды не только в Петербурге, но и в своих усадьбах. Отсюда бильярды распространились по трактирам и клубам».

Казалось бы, к этому нечего добавить. Описав эту легенду почти слово в слово, известный бильярдист А. Иванов в своей книге «Биллiардъ» (Санкт-Петербург, 1912 г.) все-таки добавил: «игра на биллiарде сделалась единственным любимейшим его развлечением». Таким ли уж единственным? Выходит, что, по мнению Иванова, у Петра I не было других занятий и развлечений, кроме игры на бильярде. А как же карты, шахматы, бирюльки и, наконец, пиры, потехи в «ассамблее» и т.д.? Но главное совсем не в развлечениях. Речь идет о том, что все изложенные версии и непроверенные факты на тему «Петр Великий и бильярд» из книги в книгу повторялись, добавлялись, искажались и становились как бы научно обоснованными. Все это длилось вплоть до середины XX в. И лишь с выходом в свет новой книги В.И. Гофмейстера «Биллиардный спорт» (Москва, 1947 г.) научно-популярная литература обрела более правдивую легенду. Она с тех пор звучала так: «В Россию биллиард был завезен из Голландии при Петре I и вскоре приобрел большую популярность». Это утверждение Гофмейстера было чуть ближе к истине, ибо другой тогда еще не существовало. Надо отдать ему должное, потому что именно с тех пор в России появилось много хороших книг, посвященных бильярду, в которых рассказывается о правилах и технике этой игры. Их авторами были большие мастера бильярдного искусства, такие как И.В. Балин («В мире бильярда»), С.Я. Кокорин («Бильярд»), А.Л. Лошаков («Азбука бильярда»), В.А. Капралов («Спортивный бильярд»), А.А. Полей и Е.В. Маслов («Школа русского бильярда»), А.И. Теркин и В.Н. Пивоваров («Бильярдный Питер») и многие другие. Сегодня в нашей стране насчитывается не один десяток таких изданий. Но все перечисленные книги, как правило, представляют собой пособия или учебники для начинающих любителей бильярдных игр, причем толковые. Но что касается истории бильярда, то она отражена фрагментарно, факты приводятся порой без указания источников, по-прежнему существует много разночтений, вымыслов. Не упомянуть о них хотя бы вскользь было бы неразумно.
В качестве примера возьмем очень увлекательно написанную и несколько раз переизданную монографию В.А. Капралова «Спортивный бильярд» (Ростов-на-Дону, Феникс, 2002 г.). В аннотации автор подчеркивает, что в этой книге им «впервые дана история развития русского бильярда за последние 10 лет». И далее он утверждает, что «в Россию (а именно в Санкт-Петербург) бильярд был привезен царем Петром I из Голландии». Ему там подарили безлузно-карамбольный стол, который он приказал поставить в своей приемной. После этого и появился знаменитый указ о том, чтобы посетители приемной играли в бильярд, «дабы посланники разные и дипломаты не били баклуши, аудиенции ожидаючи». С «баклушами» тут кажется все ясно. А вот насчет петровского «указа» об этих же «баклушах», тем более указа «знаменитого», можно сказать только то, что все это похоже на фантазию. Подобных актов о деяниях Петра Великого, касающихся судьбы бильярда, вообще ни в одном из подписанных им указов, сохранившихся в архивах, пока что нам найти не удалось. Может, не там искали?
И когда же будет все-таки у нас в России единый правдоподобный взгляд на историческую сущность русского бильярда вообще и на время его появления в России в частности?
Зато нашли во множестве изданий еще одну «сказку» по обсуждаемой проблеме. Например, ученый и спортсмен И.В. Балин в своей последней научно-популярной книге «В мире бильярда», тоже изданной в ростовском издательстве «Феникс» (Ростов-на-Дону, 2000 г.), рассуждает о появлении петровского бильярда так: «В России, — пишет он, — бильярд появился в начале XVIII столетия при Петре I. Будучи за границей, в Голландии, и познакомившись с этой игрой, Петр приказал изготовить для себя бильярд, который стал любимым его развлечением». Казалось бы, на этом можно было ставить точку. Однако, соглашаясь с версиями предыдущих авторов о появлении в России бильярда при Петре I, составители в целом хорошей книги, посвященной 300-летию санкт-петербургского русского бильярда под названием «Бильярдный Питер» (Санкт-Петербург, 2003 г.), А.И. Тёркин и В.Н. Пивоваров официально выдвигают несколько иную версию: «Познакомившись с этой игрой в Голландии, Петр заказал для себя бильярд, и первый стол был привезен в Россию князем Меншиковым». И здесь же авторы утверждают, что «Петровский стол сохранился до наших времен и находится в Китайском Дворце в Ораниенбауме».
Что касается версии питерских бильярдистов, в частности, относительно «петровского» стола, то в ее подтверждение стоит сказать о том, что этот раритетный музейный экземпляр действительно украшает сегодня Большой Китайский кабинет в Ораниенбаумском дворце, о чем свидетельствуют фотографии. Да и автор этих строк лично видел этот стол и восхищался им как подлинным искусством английских мастеров.
Существует также небольшое резюме, напечатанное в путеводителе по этому музею и в паспорте этого стола (он есть у каждого подлинного экспоната): «Английский резной бильярдный стол начала XVIII в., ранее находившийся, вероятно, в Большом (Меншиковском) дворце, напоминает о том, что именно в XVIII в. игра в бильярд вошла в русский обиход, и одновременно специальные бильярдные комнаты стали чуть ли не обязательной принадлежностью любой дворянской усадьбы». Такая вот история. А то, что этот уникальный бильярд когда-то мог принадлежать Петру I, подтвердить научно, к сожалению, пока не удалось, поскольку нет на это веских аргументов.
Наверное, настало время согласиться с тем, что первооткрывателем всех достоинств и таинств древнейшей игры с шарами у наших русских предков был царь-реформатор Петр Великий.
Итак, как видно из вышеприведенных примеров, среди наших отечественных бильярдоведов до сих пор отсутствует единое мнение относительно истории появления этой игры в России. Более того, такие взгляды безудержно плодятся в невероятных вариантах и, к сожалению, стремятся претендовать на истину в последней инстанции. Например, в журнале «Контригра» (декабрь, 2002 г.) в статье «Царские игры», со ссылкой на некие материалы из книги Е.А. Зарина «Царские развлечения и забавы за 300 лет», автор статьи предлагает нам поверить, что якобы «При Петре Великом, в числе царских игр, впервые появился бильярд, привезенный в Петербург из Франции». И далее: «Первый бильярд был удержан царем и поставлен во дворце, и Петр первое время увлекался этою игрою…». Да что журнал, ведь и в солидных монографиях нашего времени по-прежнему оспаривается легенда о деяниях Петра Великого во славу русского бильярда!
Вот лишь один пример из довольно солидной книги А. Веленского «Азбука бильярда», изданной в 2006 г. в Ростове-на-Дону тиражом более 5 тыс. экземпля-ров. Автор книги в разделе «История бильярда» утверждает: «Бильярд у нас появился благодаря Петру Первому. С игрой он познакомился в Голландии, и по возвращении приказал своим подданным сделать такой же стол и для своего развлечения». И далее автор фантазирует о предназначении этого изобретения: бильярд поставили в приемной царя, чтобы вельможи, дожидавшиеся аудиенции, «не занимались пустобрехством, а проводили время с пользой». Заметьте: уже не послы, а вельможи, и не баклуши бьют, а занимаются. Здесь трудно определиться со значением слова «пустобрехство». То ли оно было указано царем, то ли его «изобрел» автор. Но не будем больше утомлять читателя подобными «околонаучными» открытиями, касающимися истории появления российского бильярда, ибо есть более интересные и малоизвестные факты.
Допустим, что все вышеизложенные версии относительно судьбы бильярда на Руси имели некую основу, как говорится, свой надуманный «первоисточник». Тогда возникает вопрос, доколе все эти легенды, мифы и трактовки будут безропотно «плодиться» и «торжествовать» на страницах нашей отечественной печати? И когда же будет все-таки у нас в России единый правдоподобный взгляд на историческую сущность русского бильярда вообще и на время его появления в России в частности? И, конечно же, кто должен за этим следить?

Наверное, настало время согласиться с тем, что первооткрывателем всех достоинств и таинств древнейшей игры с шарами у наших русских предков был царь-реформатор Петр Великий. Нет оснований не верить также в версию, согласно которой эта заморская «игра-забава» была завезена в нашу страну из-за границы, скорее всего из Нидерландов. Здесь стоит поверить солидному в прошлом журналу «Русский бильярд», официальному изданию Национальной Федерации бильярдного спорта России (НФБС РФ), который на своих страницах в первом номере за 1997 г. изложил такую точку зрения на появление в нашей стране петровского бильярда: «Да, конечно, Петр I бильярда не изобретал, но именно ему Россия обязана появлением этой игры (как, впрочем, и многого другого, вплоть до новогодней елки)». И далее: «Во время своей поездки в Голландию с Великим посольством, 300-летний юбилей которого отмечается в эти годы, юному царю приглянулась неведомая ему дотоле игра, даже не игра, а целое увлекательное зрелище. И он самолично привез оттуда шары и стол, приказав его установить в своей приемной, строго наказав: посетители должны не сидеть и бить баклуши в ожидании, когда примет их царь, а тренироваться на заморской диковинке. И посмел бы кто ослушаться!». Любопытно, что на страницах этого издания НФБС РФ ровно через год после восхваления роли царя-реформатора в популяризации бильярда отмечает: «Справедливости ради надо сказать, что при Петре бильярд еще не был в большом ходу. Им занимались в основном придворные. Более широкое распространение он получил лишь при Анне Иоанновне…».
Тут следует привести еще одно смешное рассуждение. Теперь уже из другого официального издания НФБС РФ, журнала «Седьмая луза» (апрель, 1999 г.). Желая как бы приукрасить версию о первом русском бильярде, автор статьи «Забава императоров и генсеков» Д. Андреев в этом журнале пишет: «История взаимоотношений власти и бильярда начинается с Петра Великого, который познакомил Россию с шестиногой игрушкой…». И далее автор фантазирует: «Диковинный бильярдный стол больше походил на заморского зверя. Он был наг — то есть деревянные борта его не были обиты зеленым сукном. Имел десять ртов, вечно открытых в ожидании добычи, — именно так подданные Петра воспринимали лузы, — и в целом был довольно капризным существом».
Остается спросить у автора этой легенды, где и при каких обстоятельствах ему довелось увидеть столь страшного «заморского зверя» в виде прожорливого бильярда Петра I, которого его подданные воспринимали лишь как «капризное существо». Или хотя бы знать, в каком источнике автор прочитал об этом? Что ж, придется хоть и не в полном объеме, но в качестве забавных версий примириться все-таки с этим околонаучным журнальным резюме… К сожалению, других научных доказательств появления на Руси русского бильярда у нас нет. Зато мы можем добавить к этой истории доселе мало кому известные события и факты из жизни, касающиеся бильярдных развлечений династии Романовых. При этом мы будем в основном опираться на источники, проверенные временем, как опубликованные в исторических изданиях, так и хранящиеся в архивных материалах. Возможно, хоть что-нибудь да пригодится для истории.

Был ли Петр Великий первым бильярдистом на Руси?
Вопрос о том, где и когда молодой Петр Романов впервые познакомился с так называемой заморской диковинкой — игрой с шарами — теперь лишен смысла, поскольку эта игра в эпоху Петра I во всех странах называлась по-разному. В России, например, как отмечает известный летописец Н. Устрялов, эта забавная игра с шарами при обучении царевича Алексея Петровича в 1703 г. именовалась как «труктафель» (druktafel).

Но вернемся к юности Петра, к его любимым играм и забавам. Известно, что еще до восхождения на царский трон у 15-летнего царевича была прекрасная возможность развлекаться иностранными забавами в Немецкой слободе — Кокуе. Именно там он крепко подружился с швейцарским офицером Ф. Лефортом, будущим своим сподвижником, а позже и с владельцем немецкого трактира Монсом, заядлым игроком-картежником и ловким бильярдистом из Вестфалии. И здесь же Петр влюбился в дочь этого трактирщика Анну Монс. Все это было в 1687—1688 гг., ровно за 10 лет до первого заграничного путешествия «бомбардира» Петра Михайлова, царя Петра, в составе Великого посольства в страны Западной Европы, в том числе в Пруссию, Голландию и Англию, где якобы и состоялось первое знакомство 25-летнего русского царя с неведомым доселе бильярдным развлечением. Не будем спорить с этим утверждением — такая версия имеет право на жизнь.
Однако любопытно заглянуть еще в один источник из серии «Прошлое русской земли» — книгу С. Князькова «Очерки из истории Петра Великого и его времени» (2-е издание, Санкт-Петербург, 1914 г.), где весьма подробно и со знанием дела описаны все «загулы» юного Петра, его игры и увлечения в Немецкой слободе: «Немецкая слобода была ближайшей соседкой села Преображенского, и Петр давно уже присматривался издали к ея любопытной жизни. Все большее и большее количество немцев при дворе царя Петра, нуждавшегося в их помощи и при устройстве своих «потешных» полков, и при постройке Прешпурка, и при военных экзерцицiях полков, дружба с такими людьми, как Франц Тиммерманъ и Карштенъ Брантъ, оба мастера кораблестроения из Голландии, все это незаметно привело к тому, что царь стал частым гостем в Немецкой слободе, где скоро оказался большим поклонником иноземной непринужденной общественности». Так, Петр пристрастился к немецким обычаям, к их вечеринкам с танцами и играми, «к разухабистому веселью в военной компании…» в свои неполные 17 лет.
Естественно, что после чтения такого подробного описания тесного общения Петра с «иноземной непринужденной общественностью» вполне возможно предположить, что уже тогда наш будущий Великий царь именно там, в Немецкой слободе, получил первые познания и о бильярде, и о полезности этой игры для дела и увеселения, поскольку среди разных игровых столов в трактире Монса и в «астерии» Кукуя стоял похожий на бильярд уже известный нам «труктафель». С этой игрой Петр I продолжал дружить и став отменным бильярдистом, о чем поведают ниже его «Походные журналы».
Занимаясь в течение многих лет поисками в архивах и библиотеках страны хоть каких-то подлинных документов, подтверждающих увлечение Петра I бильярдной игрой, мне удалось найти в спецфонде Государственной исторической библиотеки уникальное многотомное издание «Камерфуръерский церемониальный журнал» (Санкт-Петербург, 1695—1817 гг., 1853—1916 гг.), в котором оказалось то, что я искал.
В 25-м томе этого многотомного документального собрания приводится также «Походный журнал» Петра I (до 1719 г. он назывался «Юрналъ» Петра Великого), который с «1720 года писан в отдельной тетради» и содержит многочисленные лаконичные записи петровского летописца о ежедневных занятиях и забавах «Их Величества», в том числе игрою в «бирюльки», «труктъ-тафель», шахматы и «билiартъ».
Особый интерес вызывают дневниковые записи из этого журнала за январь и март 1720 г.:
«Генварь. В 23-й день. Его Величество былъ въ Адмиралтейской верфи у кораблей, и былъ въ мыльне; кушали дома и играли в шахматы и билiартъ…
Март. Въ 9-й день. Его Величество принималъ лекарство, игралъ въ билiартъ и бирюльки все…
В 18-й день. Их Величества слушали часы, и играли въ билiартъ и труктъ-тафель…
Вопрос о том, где и когда молодой Петр Романов впервые познакомился с так называемой заморской диковинкой — игрой с шарами — теперь лишен смысла, поскольку эта игра в эпоху Петра I во всех странах называлась по-разному.
В 19-й день. Его Величество после кушанья ездилъ на озеро, и игралъ въ билiарт, и труктъ-тафель, и в шахматы и в бирюльки до ночи…». Здесь же дается и разъяснение, что такое «трукт-тафель» (druktafel) — это «игра, отчасти похожая на билiардъ. Она состоит в том, что бросают рукою круглые каменные шары, снизу гладко отшлифованные, в желоба, выдолбленные в высоких бортах, которые идут по двум сторонам длинного и узкого стола». Анализируя вышеизложенные записи «Походного журнала», можно сделать вывод, что Петр I действительно любил играть в настольные игры и, конечно же, в бильярд. Во-вторых, эти краткие документальные сведения очень ценны тем, что они подлинно уточняют и прославляют малоизвестные страницы истории зарождения и развития так называемого «заморского чуда» — бильярда в России и определяют его роль в культурной и спортивной жизни великих сынов нашего Отечества.
При этом важно подчеркнуть значимость этого уникального журнала и сохранившихся в нем записей с точки зрения науки. Благодаря содержащимся в нем сведениям, ученым-лингвистам удалось раз и навсегда определить точное название настольной игры с лузами и шарами — бильярд.
Как подтверждает теперь «Историко-этимологический словарь русского языка» (Москва, 1993 г.), именно благодаря «Походным журналам» Петра I с 1720 г. слово «бильярд» стало официально употребляться в русском языке, а с 1870 г. — в словарях. Хотя известно, что еще раньше, то есть в 1803 г. в «Новом Словотолкователе», о значении слова «бильярд» в России писалось так: «Билiардъ, фр. Сiе слово обозначаетъ четыреугольный продолговатый столъ съ карнизомъ, обтянутый сукномъ зеленымъ, у коего на всехъ четырехъ углахъ и посередине длинныхъ бортовъ бываютъ скважины съ сумками, блюзами называемыми, въ которыя игрокъ старается вгонять шаръ противника». («Новый Словотолкователь», напечатанный по высочайшему Его Императорского Величества повелению, Санкт-Петербург, Императорская Академия наук, 1803 г.). Из этого словарного определения становится ясно, что русские энциклопедисты уже в самом начале XIX в. хорошо знали французские корни происхождения такого слова, как «билiардъ». В этой связи возникает вопрос к нашим писателям-бильярдистам: почему об этом они не знали раньше?


В печатной версии страница №70  | Количество просмотров: 4809  |  Комментариев: 

Оставить комментарии


  • №1  Владимир Генералов пишет 04 Декабрь, 2008 22:25 При всем уважении к автору, -

    о чем сей эпос? Что за "тайну" захотел обнажить почтенный архивист? По моему поверхностному мнению, ответы на все вопросы, и, в том числе - "кто зачинщик" лежат в другой плоскости... А именно: ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЛА СОБОЙ ИГРА-БИЛЬЯРД ВО ВРЕМЕНА ПЕТРОВЫ? Ответив на этот "каверзный вопрос" мы получаем представление о МЕНТАЛИТЕТЕ (национальном содержании) игры, из чего становится понятным ее изначальая география и пути миграции.Очень тщательно автор обходит стороной этот "щекотливый" момент, оставляя место для возможной РУССКОСТИ события. Для русской(?) забавы слово нашлось - "БИРЮЛьКИ", А БИЛЬЯРД - вишь, не захотели перевести с русского на французский... Так и оставили по русски -БИЛЬЯРД... Ну и конечно, перечислять переписчиков Лемана, к лику бильярдистов... Кто из них про бильярд писал? Там про другое написано - про горькую долю свою... После Лемана НЕ БЫЛО НИКОГО, ВНЕСШЕГО ЖИВИТЕЛЬНУЮ СТРУЮ В ОСМЫЛЕНИЕ БИЛЬЯРДНОЙ ЭВОЛЮЦИИ. гОФМЕЙСТЕР, ПРИ ВСЕМ УВАЖЕНИИ К ПАМЯТИ СТРАСТНОГО ПОКЛОННИКА ИГРЫ И ДАЛЕКО НЕ БЕСТАЛАННОГО ЧЕЛОВЕКА, НАХОДЯСЬ В ПЛЕНУ СОБСТВЕННЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЙ, ПЕРВЫМ ПОПЫТАЛСЯ ОБРЯДИТЬ БИЛЬЯРД В СПОРТ, НЕ СУМЕВ РАЗДЕЛИТЬ ДОСТАТОЧНОЕ УСЛОВИЕ ОТ НЕОБХОДИМОГО - СОРЕВНОВАНИЯ ОТ СОДЕРЖАНИЯ. Я написал огромную статью, притронувшись к теме РОЖДЕНИе или "История болезней" ЭВОЛЮЦИЯ бильярдных игр, но этот материал опубликовали под своим именем "чужие", (забыв, кто его дал пят лет назад) а "свои", заперли его в стол - как-будто это контрреволюционная пропаганда, хотя, если бы дали ему дорогу, то это неминуемо сподвигло меня на дальнейшую активность... Благо, еще в 2003 или 4 году этот материал, правда сильно обрезанный, опубликовали два небильярдных журнала. Я уже не говорю по поводу Лемана - истины в последней инстации (для вас), у меня уже давно есть подозрение, что "свою" книгу, (если и сам) он написал с чьих-то слов. Но это тема отдельного рассказа... Так, о чем эта красивая статья?